Домой Калькуляторы Оноре домье известные картины. Домье Оноре

Оноре домье известные картины. Домье Оноре

Делакруа, обращаясь к Домье, писал: «Нет человека, которого я больше бы ценил и которым я больше бы восторгался, чем Вами».

Эжен Делакруа

Автопортрет

Бодлер говорил, что ярость, с которой Домье клеймит зло, «доказала доброту его сердца».

Шарль Бодлер

«Через Вас народ будет говорить с народом», - писал Домье знаменитый историк-демократ Мишле. И эти слова сбылись.

Андре Гиль

Оноре Викторьен Домье родился 26 февраля 1808 года в Марселе, в семье стекольщика. Отец его обладал литературными способностями. Пытаясь их реализовать, он в 1814 году перевез семью в Париж. Однако его мечтам не суждено было сбыться. Денег не хватает и приходится начать работать и маленькому Оноре: сначала рассыльным, а позднее продавцом в лавке книг. Ему так и не суждено было пройти настоящий курс обучения живописи.

Adolphe-Victor Geoffroy-Dechaume

С 1822 года Домье урывками занимается у художника А. Ленуара, иногда работает с натуры в студии Сюиса. Зато много времени проводит в Лувре, где копирует известных мастеров, особенно Тициана и Рубенса.

Союз Земли и Воды

Питер Пауль Рубенс

Домье вряд ли скоро выбился бы на дорогу искусства, если бы не одно обстоятельство, позволившее связать «баловство художника» с заработком ремесленника - спрос на литографский труд.

Поступая в обучение литографскому делу к малоизвестному художнику Рамеле, Оноре на первых порах преследовал одну лишь цель - помочь материально родителям. Так поначалу он исполняет небольшие картинки, нотные заголовки, детские азбуки для издателей Белиара и Рикура. Но вскоре Домье нашел подлинную точку приложения для своего дарования. Подрабатывая в журналах, Оноре с 1830 года начинает сотрудничать в сатирическом издании Шарля Филипона «Карикатюр», где работали лучшие рисовальщики той поры: Монье, Гранвиль, Травье, Шарле, Декам. Отныне Домье навсегда связал свою судьбу с политической прессой, подписываясь псевдонимом, затем «H.D.» и, наконец, полным именем и фамилией. Вскоре он получает известность как мастер хлесткой сатирической графики.

Иллюстрация к "Отцу Горио"

Домье работал в «Карикатюр» с 1831 по 1843 год (за вычетом 6-месячного тюремного заключения) и в журнале «Шаривари», также основанном Филипоном, с 1835 по 1874 год (исключая 1860-1863 годы), оставив работу здесь, лишь когда почти полностью ослеп. За эти годы художник исполнил 4000 литографий и 900 гравюр на дереве, к которым надо присоединить около 400 картин маслом, акварелей и набросков.

Борющиеся каменщики

Из ранних литографий Домье наиболее известна «Гаргантюа» (15 декабря 1831 года). Здесь художник изобразил толстого Луи Филиппа, поглощающего золото, которое чиновники отбирают у изнуренного народа. Эта литография была выставлена в витрине фирмы Обер и собрала много народа. Правительство не оставило творчество Домье без последствий, приговорив его к шести месяцам тюремного заключения и к 500 франкам штрафа.

Домье не довольствуется первыми достижениями. Он упорно работает над карикатурным портретом, доводя до гротеска характерные черты портретируемого. Это приносит успех - фигуры на его листах тридцатых годов предельно объемны, пластичны. Такова литография «Законодательное чрево» (1834), где перед зрителем на скамьях, расположенных амфитеатром, можно видеть министров и членов парламента Июльской монархии. В каждом лице с беспощадной точностью передано портретное сходство. Выявляя и подчеркивая физическое уродство и моральное убожество этих людей, художник создает портреты-типы; заостренная индивидуальная характеристика перерастает в них в социальное обобщение, в беспощадное обличение злобной тупости сил реакции.

Той же силы воздействия достигают листы, в которых Домье раскрывает классовую борьбу, показывая роль рабочего класса: «Он нам больше не опасен», «Не вмешивайтесь», «Улица Транснонен 15 апреля 1834 года».

Л.Н. Волынский пишет о литографии «Улица Транснонен»: «Луч яркого света как бы вырывает из полумрака фигуру расстрелянного, нарисованную со всей беспощадностью нагой правды, в то время как фигура убитой женщины - быть может, его жены - окутана мглистой тенью. Эта тень сострадания как бы движется из глубины, она вот-вот окутает прощальным покровом все, и мы спешим вглядеться, чтобы успеть запомнить и унести в сердце гнев и ненависть к палачам».

Этого можно отпустить, он уже не опасен

После так называемых «сентябрьских законов» 1834 года, направленных против печати, работать в области политической сатиры стало невозможно. Домье черпает теперь темы из повседневной жизни, поднимая большие социальные вопросы. В это время выходят целые сборники карикатур быта и нравов. Домье вместе с художником Травьесом создает серию «Парижские типы» (1835-1836).

Министр Гизо выбрасывает лозунг «Обогащайтесь!» На это Домье откликается, создавая образ Робера Макэра - афериста, проходимца, спекулянта, умирающего и вновь воскресающего (серия «Карикатюрана», 1836-1838). В других литографиях Домье разоблачает продажность суда («Деятели правосудия», 1845-1849), буржуазную благотворительность («Современная филантропия», 1844-1846). В ряде литографий Домье показывает всю убогость самоудовлетворенности французского мещанина. Таков, например, лист «Все же очень лестно видеть свой портрет на выставке» (из серии «Салон 1857 года»). В этом плане Домье создал и другие серии: «День холостяка» (1839), «Супружеские нравы» (1839-1842), «Пасторали» (1845-1846), «Лучшие дни жизни» (1843-1846). В 1841-1843 годах он создает серию «Древняя история», в которой смело пародирует сюжеты и образы античной мифологии, ставя в положение древних героев и богов современных буржуа.

Диоген и Александр Македонский

Меняется манера рисунка. Штрих становится выразительней. Как рассказывают современники (Теодор де Банвиль), Домье никогда не употреблял отточенные новые карандаши, он предпочитал рисовать обломками, чтобы линия была разнообразней и живей. Работы художника приобретают графический характер, исчезает пластичность.

«16 апреля 1846 года он женился на своей подруге - Мари Александрии Дасси, уже несколько лет делившей тяготы и радости его беспокойного существования, - рассказывает М.Ю. Герман. - Ей недавно исполнилось двадцать четыре года, она была портнихой и, по правде сказать, не слишком хорошо разбиралась в работе мужа. Зато она стала ему верным товарищем, умела не падать духом в трудные минуты. Из жизни Домье навсегда ушло одиночество, приносившее ему немало горьких минут. Теперь у него был свой дом, согретый присутствием веселой и ласковой Александрии. Даже работая у себя наверху в мастерской, в полном уединении, он не чувствовал вокруг себя пустоты. Круглое смеющееся лицо со вздернутым носом, статная высокая фигура жены оставляли ощутимый отпечаток чуть ли не на всех женских образах, которые рисовал Домье.

Их сын, названный в честь отца Оноре, умер, прожив всего несколько недель. Он оставил после себя щемящее воспоминание и неясное чувство вины перед крохотным существом, так ненадолго посетившим мир».

Домье всегда стремился заняться живописью. Иначе не могло быть: он обладал пылким, артистическим темпераментом и пребывал в дружеском окружении художников-живописцев - Коро, Диаза, Добиньи, Делакруа. Однако вечная нужда и всепоглощающая журнальная работа препятствовали его желанию. Лишь в сорок лет взялся он впервые за кисть, когда казалось, что вместе с победой Февральской революции 1848 года его обличительная миссия окончилась.

Дон Кихот

9 марта он изображает «Последний совет экс-министров», где прославляет восставшую Францию, изгоняющую правительство июльской монархии. Для официального конкурса он создает аллегорический образ Республики - прекрасную, величественную композицию, которая настолько монументальна, что могла бы служить проектом памятника. Домье пишет картины «Восстание» (1848) и «Семья на баррикаде» (1848-1849).

Семья на баррикаде

Но «добрые буржуа» прошли мимо прекрасной Республики, правительство не дало ему награды, и по-прежнему художник обречен был на бедность. Сначала Домье работал над журнальными литографиями по ночам, чтобы днем отдаваться живописи. Затем в 1860 году он пытается порвать свой контракт с «Шаривари». Именно в этот период - 50-60-е годы - появляются одна за другой его работы маслом и акварелью, те самые чудесные акварели, за которые при жизни он получал гроши и которые ныне ценятся почти на вес золота.

В живописи Домье нередко лиричен, задумчив. Образы, создаваемые им, исполнены благородства и достоинства.

«Свет в картинах несет эмоциональную нагрузку, и посредством его Домье расставляет композиционные акценты, используя сопоставления светлого и темного самым разнообразным способом, - пишет Н.В. Яворская. - Его любимый эффект - это контражур, когда первый план затемнен, а фон светлый. Таковы, например, картины "Перед купанием" (около 1852), "Любопытствующие у витрины" (около 1860). Но порой Домье прибегает к другому эффекту: полутьма заднего плана как бы рассеивается к переднему, и интенсивно начинают звучать белые, голубые, желтые цвета ("Выход из школы", около 1853-1855; один из вариантов "Вагона третьего класса", около 1862). Обычно для Домье типична приглушенная гамма красок, насыщенная всевозможными оттенками, отсветами. Какой-то особый свет озаряет будничные сцены, которые приобретают значимость, теряют обыденность. Интерес к эффектам освещения, усиливающим драматизм действия, заставляет Домье обращаться к изображению театра Он показывает психологию зрителей, возбужденных представлением ("Мелодрама", 1856-1860), или актеров с ярко выраженной мимикой ("Криспен и Скапен", 1858-1860).

Криспен и Скапен

Домье-живописец сыграл в истории искусств не меньшую роль, чем Домье-график. Он ввел в живопись новые образы, трактовал их с необычайной силой выразительности. Ни один живописец до Домье не писал так свободно, не обобщал так смело во имя целого. Он предвосхитил во многом дальнейший путь развития живописи».

В серии картин, посвященных «Дон Кихоту», реализм Домье достигает особенной обобщающей силы. В ритмах неуклонного дон-кихотовского устремления вперед и постоянно ленивого отставания Санчо Панса, словно символизированы два противоположных полюса человеческого духа.

Дон Кихот и Санчо Панса

Если в «Дон Кихоте» Домье рисует трагическое противоречие между двумя сторонами человеческой души, то в серии «Скоморохов» перед нами встает ужасающая противоположность между внешним обликом человека и его сущностью. На одной из этих лучших картин Домье - «Скапен», находящейся в частной коллекции Руара, мы видим Пьеро… но что это за Пьеро, как не похож он на нежного и лунного героя Ватто! Это пролетарий с изможденным и грубым лицом, лишь переодевшийся в веселый карнавальный балахон.

В серии «Адвокатов» Домье показывает ложный пафос мимики и жестов этих демосфенов современности, превращающий их в говорильные машины с бурно развевающимися тогами.

Два адвоката

Целая группа произведений Домье посвящена созданию величественных образов тружеников. Кузнецы, прачки с детьми, водоноши, бурлаки - вот единственные «парижские типы», которых пощадила ирония Домье и, более того, в изображении которых его кисть достигла наибольшего синтеза, наибольшего пафоса, наибольшей монументальности.

Самым значительным является цикл «Прачек». Живя на набережной острова Сен-Луи, Домье постоянно наблюдал за их тяжелым трудом.

«К циклу "Прачек" относится и картина, известная под названием "Ноша", - пишет Н.Н. Калитина. - Она выполнена, по всей вероятности, позднее и производит, по сравнению с "Парижской прачкой", несколько иное впечатление. Перед нами также прачка с ребенком, но в ее облике меньше спокойной уверенности, величия. При взгляде на нее испытываешь скорее чувство тревоги, беспокойства. Прачка и ребенок с трудом идут по пустынной набережной навстречу ветру. Все тело женщины полно огромного напряжения - с усилием несет она тяжелую корзину».

В годы Второй империи положение Домье, и без того незавидное, еще ухудшилось. Он получил отказ от редакции журнала «Шаривари», посчитавшей, что «произведения Домье отбивают подписчиков». В то же время другой журнал, «Монд иллюстри», начавший публиковать гравюры с рисунков художника, прекратил с ним сотрудничество. Только в 1863 году журнал «Шаривари» заключил с Домье новый договор и художник возвращается к политической карикатуре.

На одной литографии представлена Конституция, укорачивающая платье Свободы, на другой Тьер изображен в виде суфлера, руководящего поступками и словами политических деятелей. Художник даст целый ряд антимилитаристских сатир, как, например, «Мир проглатывает шпагу». В ряде литографий 1870-1872 годов Домье разоблачает виновников бедствий Франции. В литографии «Это убило то» он показывает, что избрание Наполеона III было началом всех бедствий. В литографии «Империя - это мир» изображено поле с крестами и надгробными памятниками. На первом памятнике надпись: «Погибшие на бульваре Монмартра 2 декабря 1851 года», на последнем - «Погибшие у Седана 1870 года», то есть Домье утверждает, что империя Наполеона III с начала до конца приносила французам смерть.

Листы Домье трагично выразительны. Они символичны, но символ идейно насыщен и убедителен. В одной из литографий 1871 года на фоне грозного неба изображен расщепленный, изуродованный ствол мощного когда-то дерева. У него осталась лишь одна ветка, которая сопротивляется буре. Под рисунком подпись: «Бедная Франция, ствол сломлен, но корни еще крепки». В этом аллегорическом изображении запечатлена только что пережитая трагедия Франции. Резким сопоставлением света и тени, энергичными линиями художник сумел дать мощный образ, олицетворяющий жизненную силу страны. Литография доказывает, что художник верил в силу Франции, в ее мужественный народ.

Всю жизнь художник терпел лишения. Друзья пытались помочь, направляя к нему некоторых покупателей. Однако в большинстве случаев Домье не удавалось осуществить продажу. Н.Н. Калитина приводит в своей книге такой эпизод: «Однажды произошел такой случай, свидетельствующий об удивительной скромности и непрактичности художника. Добиньи рекомендовал Домье одному богатому американцу, скупавшему в Европе картины. Предварительно предупредив художника, чтобы он приоделся и просил за картину не меньше 5000 франков, Добиньи прибыл с покупателем в мастерскую. Американца вполне удовлетворила требуемая сумма, и он пожелал посмотреть другие работы. Художник показал еще одно, гораздо более значительное произведение, за которое, однако, не получив инструкций от Добиньи, со свойственной ему скромностью нерешительно попросил 600 франков. Американец отверг картину и вообще больше не обращал внимания на художника, продающего свои вещи по дешевке».

Никакие материальные лишения не сломили гордости Домье и его республиканских убеждений. Когда министерство Наполеона Маленького предложило ему под конец его жизни орден Почетного легиона, Домье имел мужество отклонить этот «дар данайцев», со скромным юмором мотивируя свой отказ «желанием на старости лет глядеться в зеркало без смеха».

В 1873 году из-за слабости зрения художник прекратил работать. Полуслепой и старый, Домье окончил бы свою карьеру в полной нищете, если бы не дружеская поддержка пейзажиста Коро, который приобрел для него небольшой домик в местечке Вальмондуа (на Уазе), где Домье и умер 10 февраля 1879 года.

Текст Дмитрия Самина



28.01.2016 08:00

Оноре Домье появился на свет двадцать шестого февраля 1808 года и вырос в семье стекольщика, которого боялись даже короли.

В девятнадцатом веке Оноре даже не мог надеяться на успешную карьеру художника, но три революции изменили устрой жизни французов и расставили все на свои места. Париж – это город, который любит удачливых и сильных людей, поэтому только уверенные в себе личности могли чего-то достичь в жизни. Когда семья будущего художника переехала во Францию, ему было восемь лет.

Будучи маленьким и несмышленым мальчишкой из провинции Оноре стал воровать булочки, дразнить проституток в подворотне и совершенно не думал об учебе. Отец забеспокоился и серьезно принялся за своего отпрыска. Он хотел, чтобы его сын так же, как и он стал стекольщиком, но у Оноре были другие планы. К тому же мальчик учился плохо, и новые умения давались ему с трудом.

Благодаря тому, что отец Домье вставлял новые окна в адвокатской конторе, ему удалось пристроить своего сына посыльным адвоката. Шустрый мальчик быстро и хорошо справлялся со своей работой, поэтому у него даже оставалось время для изучения работ итальянских художников. Недолго Оноре проработал у адвоката, который не стал терпеть выходки молодого таланта и выгнал его.

Домье не горевал и сразу же принялся за новую работу – он стал приказчиком в книжной лавке. Будущий карикатурист с детства любил рисовать шаржи на всех, кто ему нравился или не нравился. Иногда за свой талант реалистично изображать людей в юмористической манере Оноре получал от старших мальчишек. Характер молодого парня нельзя назвать образцовым, так как Домье был немного нагловат и любил общаться, благодаря чему быстро нашел себе друзей среди известных парижских художников.

Он стал близким другом таких выдающихся личностей, как Делакруа, Гранвиль и Коро. По словам знаменитого писателя Оноре де Бальзака, в Домье живет настоящий Микеланджело. Творческой стихией Домье стали рисунки, литография и гравюры, но живописцем он так и не стал. Но любимым жанром до конца жизни оставались карикатуры, за что он был приговорен к шести месяцам тюремного заключения, когда нарисовал карикатуру на короля.

После выхода из тюрьмы Оноре становится счастливым и успешным человеком, которого приглашают работать во все сатирические печатные издания. Оноре Домье стал любимчиком публики, которая восхищалась его рисунками, вызывающими смех, радость и веселье.

Также художника знали и выдающиеся личности, которые уважали его за огромный талант. Примечательно, что свои карикатуры Домье не подписывал, так как в этом не было необходимости: создавать такие шедевры мог только он. Дело в то, что революционная пара – это самое лучшее и подходящее время для карикатуристов. Именно в это время творил Оноре Домье, который ушел из жизни десятого февраля 1879 года.

Оноре Викторен Домье (26 февраля 1808-10 февраля 1879) - французский художник-график, живописец и скульптор, крупнейший мастер политической карикатуры XIX века.

Биография Оноре Домье

Домье родился в Марселе в 1808 году в семье стекольщика. Будучи сыном марсельского стекольщика, он вместе с семьей переехал в Париж в 1816 году. Там получил образование у Ленуара, также обучался литографии. С детства увлекался рисованием, освоил мастерство литографа.

Творчество Домье

Поначалу зарабатывал на жизнь созданием литографий-иллюстраций для музыкальных и рекламных изданий.

В 1832 г. за карикатуру на короля («Гаргантюа», 1831) Домье был на полгода заключен в тюрьму.

С 1848 по 1871 год создал не менее четырёх тысяч литографий и ещё столько же иллюстраций карандашом.

Составил себе в 1840-х годах громкую известность карикатурами на политические обстоятельства, общественную и частную жизнь выдающихся людей Франции того времени. В эпоху Луи-Филиппа начал работать в сатирическом журнале Caricature Шарля Филипона.

Рисунок Домье сух и грубоват; но представляемые им типы и сцены полны жизни, поразительной правды, и, вместе с тем едкой насмешки.

Сатирические рисунки Домье начали появляться в журнале «Charivari». Это были сцены из «Похождений Робера Макера» (с подписями Филипона). За этой серией следовали другие, под заглавиями: «Les Actualites», «Les Divorceuses», «Les Femmes socialistes», «Les Philantropes du jour», «Les Grecs», «Les Gens de justice», «Les Pastorales», «Locataires el proprietaires», «Les beaux jours de la vie» и т. д.

Революция 1848 г. доставила содержание двум любопытнейшим его альбомам: «Idylles parlementaires» и «Les Representants representes». В 1871 г.

Домье записался в члены Парижской коммуны.

Он продолжал писать картины до самой смерти, даже когда совсем ослеп.

Его гротескные, утрированные, нарочито грубо исполненные образы вызывали восхищение Мане и Дега; существует мнение, что Домье был первым импрессионистом.

1. Однажды Домье попросил своего друга, имевшего свой домик в деревне, порисовать его уток. Специально к приезду художника со всего птичьего двора согнали уток. Пока они барахтались в лужицах и бегали по двору, Домье не обращал на них совершенно никакого внимания, курил трубку и разговаривал с другом о чём-то постороннем. Друг был разочарован, однако через несколько дней он зашёл в мастерскую художника и был удивлён одним этюдом. — А, узнали уточек? — спросил художник, — ваши! Очень они были хороши.

2. В одной из мастерских Парижа, которую снимал Домье с друзьями, раньше располагалось бюро по найму работниц. Художники не стали менять вывеску, только немного её раскрасили и подправили. Однажды к ним зашла дама, которая сказала, что работает акушеркой и хочет такую же вывеску, как у них — яркую, приятную и привлекающую клиентов.

Так Домье получил один из своих первых живописных заказов, и заработал за «приятную» вывеску пятьдесят франков. По тем временам — неплохие деньги, к тому же, многим художникам и этого не удавалось выручить за свои работы.

3. Привратнику мастерской Домье Анатолю по-человечески нравился художник. Он даже прибирался у него бесплатно. Художнику нравилось с ним болтать, но он хотел отплатить за доброту чем-то еще.

Анатоль же, когда убирался, распевал оперные арии, и однажды открыл Домье, что мечтал бы попасть на представление в Комическую оперу, но не хватает денег. Домье обрадовался. — Радуйтесь! — сказал он, — я имею право входа в эту вашу Оперу-комик, но ничто в мире не заставит меня переступить порог этого заведения. Так что вы можете ходить туда сколько угодно, хоть каждый день, просто представившись на кассе мной, меня все равно там не знают.

Тогда Анатоль сказал, что у него нет фрака, и Оноре с радостью отдал ему свой. С тех пор привратник часто ходил на представления, но он, к сожалению, кроме пристрастия к музыке, имел пристрастие к алкоголю. Тогда по Парижу и расползлись слухи, что Оноре Домье — алкоголик.

4. Домье не любил многие новшества. Особенно ему не нравилась фотография, которую он не считал за искусство, а тогда многие считали, что фотография заменит живопись. Художник же считал, что фотография изображает всё, но не выражает ничего. В ту пору весь Париж был заставлен трёхногими фотоаппаратами. Фотографы ставили их напротив приглянувшегося объекта, открывали объектив и стояли с часами в руках, порой по несколько минут. Один из приятелей Домье похвалил любителей фотографии за терпение и выдержку. — Терпение — добродетель ослов, — отрезал Домье.

5. У Домье был друг — одноногий художник Диаз, который, несмотря на физический недостаток, отличался буйным нравом. Он был художником-барбизонцем и одно время был очень знаменит. Однажды он вернулся с прогулки в возбуждении, сказав, что встретил юношу в блузе, которые носят художники по фарфору.

Он рисовал, а вокруг него крутились какие-то наглецы и издевались над ним. Тогда Диаз схватил поленце и разогнал мерзавцев, а после обратил внимание на то, что юноша неплохо рисует. — И как его зовут?- спросил Домье. — Не помню, кажется, его фамилия Ренуар. У бедняги не хватает денег на краски, и от этого он злоупотребляет жженой костью. Я считаю, нужно ему помочь. А вы? — С радостью, — ответил художник.

Так юному и никому неизвестному на тот момент Ренуару достался целое богатство — мешок не совсем засохших красок.

6. Домье хотели наградить орденом Почётного Легиона, одновременно с ним собирались отметить той же наградой Гюстава Курбе. Оба отказались. Курбе написал министру, что не желает принимать знаки отличия от правительства, связанного с монархическим строем. Расчет был верным — письмо опубликовала одна парижская газета, весь о революционере-Курбе разнеслась по Франции, и он стал ещё известнее. Домье же свой отказ никак не пояснил.

Вскоре после этого два художника столкнулись на улице. — Ах, как хорошо, — Курбе бросился ему навстречу, — ты отказался от креста, как и я! Но почему ты ничего не сказал? Можно было раздуть целую бурю из этого! — Зачем? — удивился Домье, — я сделал то, что должен был сделать. Зачем еще кому-то об этом знать? После этого Курбе однажды огорченно заметил: — Ничего из Домье не выйдет. Он — мечтатель.

При написании этой статьи были использованы материалы таких сайтов: vm.ru ,

Если вы нашли неточности или желаете дополнить эту статью, присылайте нам информацию на электронный адрес [email protected]сайт, мы и наши читатели будем вам очень благодарны.

Французский художник Оноре Домье (Honoré Daumier) родился в семье стекольщика. Его первыми опытами в живописи были , выполненные в технике литографии. Но Домье довольно скоро осознал свое истинное призвание – он стал рисовать карикатуры.

Его идея состояла в том, что власть и сила есть не только у политиков, но и у великих художников, творчество которых влияет на сознания людей. Его первые работы были опубликованы в журнале «Карикатюр», уже по названию которого становится ясно, какой жанр привлёк начинающего художника.

Первые значительные произведения в жанре политической карикатуры появились, когда Домье было 33 года. И суровый мир сразу же нанёс ему удар за своеволие и дерзость. Так, за работу «Гаргантюа», которая представляла собой карикатуру на короля, художник был заключён в тюрьму на полгода. Но это не погасило его пыл. Напротив, наказание лишь подбросило дров в огонь негодования автора и принесло ему известность.

Домье очень эмоционально отреагировал на революционные события, которые взволновали его до глубины души. В 1835 году был закрыт «Карикатюр», но Домье стал работать в «Шаривари», потому что никакая цензура не могла его остановить.

В 1834 была создана работа «Улица Транснонен». Она ужасает зрителя, так как на ней изображены страшные события того года. Рабочие восстания завершились разгромом, и с бунтовщиками расправились безжалостно.



На полотне зрители видят зверски убитую семью. На первый взгляд кажется, что четыре человеческие фигуры спокойно и мирно спят, но затем приходит осознание, что лежащие на полу люди мертвы, и убили их солдаты королевской армии. Жуткие подробности картины заставляют зрителя содрогнуться: тело мужчины, фигура которого находится в центре литографии, сползло и придавило маленького ребёнка. Домье не только передал всю трагичность и несправедливость данной ситуации, но и с мастерством разграничил свет и тень на своей работе.

Тема семьи, живущей во времена революций, прошла через всё творчество Домье. В 1848 году он написал картину «Семья на баррикадах». На полотне можно увидеть четыре фигуры: мужчину в преклонных годах, пожилую женщину, юную девушку и мальчика.



Стиль работы определяют как реализм, но какой это реализм! Светотень передаёт ощущение революционного порыва, а эмоции подчёркиваются молниевидным контуром. Из-за этого картина становится более мощной, сильной и порождает сложные чувства.

Гротеск в работах Оноре Домье не вызывает отвращения. Зрители смеялись, глядя на его карикатуры, а государственные деятели негодовали.

С каждым годом уникальный стиль Домье становился всё более узнаваемым. Его творчество восхищало таких художников, как и . И имя Оноре Домье не кануло в историю: в 1992 году режиссёр-мультипликатор Джефф Данбар, основываясь на произведениях этого мастера карикатуры, снял анимационный фильм «Закон Домье».

Ещё живопись и художники , и

Буржуазные морды и революция без пролетариата: Домье
В феврале 2018 года исполняется 210 лет со дня рождения всемирно известного карикатуриста Оноре Домье

Европейская история XIX века в советской системе образования имела лицо героев великого французского карикатуриста Оноре Домье . В моей памяти она связалась с революциями 1848 года и Парижской коммуной 1871-го, с «бонапартизмом», так ярко описанным Карлом Марксом. Ещё


Оноре Домье. 1850. Фотограф — Феликс Надар


Казалось тогда, что столь же ярко вырисованные буржуазные толстячки из-под пера Оноре Домье касались лишь буржуа. Но он был натуральным революционером и в 1830-м, и в 1848-м, и в 1871-м годах — и изобразил не только буржуазные морды, но и редкие лица пролетариата, раздавленные эксплуатацией и революционной борьбой. Уже несколько десятилетий, как обнаружилось, что во французских революциях XIX века, на самом деле, трудно найти пролетариат, а на городские баррикады выходили не пролетарии, а ремесленники и мастера во главе своих семей и своих подмастерьев, разнообразные разночинцы и интеллигенты во главе своих агитационных трудов. А крестьянская антиреволюционная Вандея — как стояла в первом революционном 1789 году незыблемым устоем косности на пути агитационного прогресса, так и простояла весь XIX век и даже весь век XX.



2. Оноре Домье. Художник. 1850


Оноре Домье (1808−1879) родился в семье ремесленника и рано научился рисовальному ремеслу, которое в большом городе гарантировало ему хлеб с маслом: рекламный лубок пользовался спросом, а конкуренция в этой сфере всегда обеспечивалась прежде всего умением рисовать лучше, чем рисуют другие. От этого первобытного комикса шла прямая линия в карикатуру. Карикатура требует от художника редкого умения достигать внешнего сходства и узнаваемости характера персонажа, редкого качества следить за политической публицистикой и видеть в ней не столько газетные склоки, сколько мифологическую массовую страсть искать и находить в политике символы зла и постыдности.


3. Оноре Домье. Восстание. 1860


Несмотря на классические карикатуры, действительный исторический и художественный вес придали творчеству Домье не они, а его революционный переход к живописи, к станковой социальной критике, в которой уже терялись следы карикатуры. В ней все фигуры зла и жертвы уже переставали быть только объектом агитации и сатиры, а становились образами Несправедливости и Революции. Уродам, из которых были поголовно укомплектованы власти и «праздно болтающие» подельники насильников и эксплуататоров, среди коих Домье особенно ненавистны были судейские демагоги, — противостояли люди почти без лиц. Это были люди-зародыши из униженного народа, несущие в себе надежду стать человеком, приобрести лицо, но без уродства. И редкие народные лица Домье — лица восставшего народа. Вне этого — непрерывный холод, нищета, обноски, голод, тьма, безликие женщины, матери, дети. И стряпчие при власти — тоже стадо, но их маски-лица отличны от безликих народных голов лишь тем, что у голов — цветовые пятна, а у лиц-масок — натуральные морды, куски рыхлого мяса, циничной натуры.


4. Оноре Домье. Состязательный процесс. 1845


Можно легко восстановить образный мир Домье и его личную борьбу всей жизни: мурло враждебной власти против матери с маленьким ребёнком, в котором угадывается сам Домье, и против восставших молодых людей, наверное, старших братьев.



5. Оноре Домье. Пьющие. 1860


Живопись Домье очень хороша, значительно ценнее и лучше его столь революционно корректной карикатуры. Она редкостно динамична там, где автор хочет своими самыми простыми средствами показать движение. Она — вне своего времени и словно не для своего времени — обращается, прежде всего, к движению глаза, тела и сердца зрителя вослед героям картины, а не его культурного сознания, которое стало бы расшифровывать мифологическое пустословие актёров. Она видимо встроена в мощную живописную традицию рождавшегося и родившегося экспрессионизма — задолго до того, как принято отсчитывать время рождения экспрессионизма. В прямой линии от Франсиско Гойи — через Оноре Домье — к Эдварду Мунку выражается центральная история европейского Модерна. Это история превращения кровавой национально-освободительной войны (Гойя) в социальную борьбу (Домье) и их вместе — в отчаяние одинокого человека (Мунк). В конце этой линии стоят обрубки людей немецкого экспрессионизма послевоенных 1920-х годов: только ужас и порнография без человека. За её пределами — современный экспрессионизм, уже автоматически понимающий всю тяжесть своего уродливого бремени и кровавой человеческой душевной красоты.



6. Оноре Домье. Мнимый больной. 1873


Домье как художник настолько лучше Домье-карикатуриста, что вполне уютно и конкурентно чувствует себя посреди своих современников, Курбе и Милле, которые как великие живописцы пользуются гораздо большей славой, но в своей борьбе за новый реализм — архаичней, туманней, слабее, живописно невнятней и эмоционально беднее. Стоя рядом с ними во времени, Домье действительно предвосхищает художественный и эмоциональный мир уже состоявшегося будущего, из коего мы точно можем судить, что Домье-художник опережал своё время и на 40−50 лет и даже на 100 лет, и теперь, скрой своё имя, легко стал бы великим. Тем острее чувство подлинной гениальности Франсиско Гойи, который за 30−50 лет до Домье прошёл и для себя исчерпал его творческий пафос. Через кровавую войну в Испании — от своих бездарных придворных шпалер до бесценных «Капричос» и «Бедствий войны» — Гойя в более высокой, кричаще трагической форме предвосхитил безликую драму Домье. Такова иерархия.


7. Оноре Домье. Мнимый больной. 1850


Но мы — не Домье. Мы — его благодарные зрители. Нам достаточно, что Домье и сам жив и актуален, что именно Домье узнаваемо присутствует в Ван Гоге, в Пикассо, в Кетэ Кольвиц и даже в Фальке. И будет жить узнаваемо: пока бедная мать ведёт своего младшего ребёнка сквозь тьму несправедливости, а её старший сын, надежда, первенец, романтический и сильный боец, идёт на войну за человеческие свободу и справедливость.



8. Оноре Домье. Карикатурный портрет Виктора Гюго. 1838


9. Оноре Домье. Шахматисты. Между 1863 и 1867

10. Оноре Домье. Любители фотографии


11. Оноре Домье. Надар, поднимающий фотографию на уровень искусства


12. Оноре Домье. Дон Кихот. 1868


13. Оноре Домье. Портрет на выставке


14. Оноре Домье. Вагон третьего класса. 1862

15. Оноре Домье. Отдых фокусника

16. Оноре Домье. Прачка. 1830


17. Оноре Домье. Тридцать пять выражений лиц


18. Оноре Домье. Беженцы. 1850


19. Оноре Домье На берегу. 1853

20. Оноре Домье. Любители на выставке. 1872


21. Оноре Домье. Республика. 1848

22. Оноре Домье. Поцелуй. 1848


23. Оноре Домье. Мясник


24. Оноре Домье. Знаменитое дело

25. Оноре Домье. Адвокат защиты. 1856

26. Оноре Домье. Бремя (Прачка). 1853

27. Оноре Домье. Бродячие акробаты. 1850


28. Оноре Домье. Визитёры в мастерской художника

29. Оноре Домье. Возвращение с рынка. 1870

30. Оноре Домье. Воображаемый инвалид


31. Оноре Домье. Воры и осел. 1860


32. Оноре Домье. Два купидона с красной портьерой. 1850

33. Оноре Домье. Два скульптора. 1873


34. Оноре Домье. Два юриста пожимают руки

35. Оноре Домье. Зазывала у балагана


36. Оноре Домье. Игроки

37. Оноре Домье. Ипохондрик

38. Оноре Домье. Камилла Демулен в Пале-Рояле

39. Оноре Домье. Карнавальные гуляния

40. Оноре Домье. Купание детей

41. Оноре Домье. Мельник, его сын и осел. 1849

42. Оноре Домье. Нищие. 1845

43. Оноре Домье. Ночные путники. 1847

44. Оноре Домье. Опьянение Силена. 1850

45. Оноре Домье. Парад акробатов


46. Оноре Домье. Певцы перед пюпитром

47. Оноре Домье. Покидая школу. 1848

48. Оноре Домье. Рабочие

49. Оноре Домье. Св. Магдалина в пустыне. 1852

50. Оноре Домье. Семья на баррикадах. 1848


51. Оноре Домье. Театр


52. Оноре Домье. Цирковой борец

53. Оноре Домье. Чтец

54. Оноре Домье. Эмигранты или беглецы


55. Оноре Домье. Юристы. 1856

56. Надгробие Оноре Домье. Париж, Кладбище Пер-Лашез

Новое на сайте

>

Самое популярное